понедельник, 15 января 2018 г.




МУНКУ-САРДЫК





Путевые заметки о моих путешествиях в Бурятию, 2001-2004
                                                                                                                                                                                                
Начало
Шесть тысяч километров длились вечность. Они прилетели в половине одиннадцатого вечера по местному времени, а солнце светило по-прежнему ярко. И только, когда самолет нырнул в бездну посадки, кромешная тьма проглотила его в течение нескольких минут.
- За бортом 0 градусов, идет снег. Добро пожаловать на Бурятскую землю! - сообщили динамики в салоне самолета голосом командира экипажа.
Зашуршали  сумки, рюкзаки, пакеты, в которых еще при вылете из жаркой Москвы предусмотрительными пассажирами были приготовлены теплые вещи. Иван тормошил Нату за плечо и говорил:
- Здесь так красиво! Посмотри! Ничего не видно? Эххх… Ну поверь мне на слово, днем здесь такой вид на сопки – не описать!
Ната не верила. Ей было холодно и неуютно.  Она чувствовала себя беззащитной и уставшей.
Ко всему прочему, ее не оставляли сожаления о том, что она не послушала Ники. Перед отъездом именно он специально составил список необходимых вещей и пришел, чтобы помочь ей сложить все компактно в рюкзак. Ники не один раз был в этих краях и, Нате казалось, что ему можно довериться. Но как только за Ники закрылась дверь, и рюкзак  оказался на ее плечах, доверие рассеялось, как  туман. Ноша была слишком тяжела. Ната высвободилась из «объятий» рюкзака и   решила избавиться от лишних вещей. В их числе оказался  свитер. Он был связан из грубых шерстяных ниток и занимал много места, но был единственной теплой вещью, которой можно было воспользоваться в случае, чего. А собственно чего именно?
- За окном 25 градусов! Середина мая, будет только жарче.
Лето на носу!
Сейчас, стоя ночью посреди летного поля в Улан-Ужэ под падающими снежинками, ей хотелось заплакать от отчаяния. Кроме куртки-парки, которую можно использовать как защиту от дождя в жаркий день, в рюкзаке, это она хорошо помнила! - не было ни одной спасительной шмотки для этой ситуации.   Зато в ее рюкзаке была упаковка гигиенических салфеток для унитаза «Puppilux». Не пройдет и двух дней, как она поймет, что их можно выбросить в ближайшую мусорную корзину, если бы они были предусмотрены в этих местах, за ненадобностью. 

                                                                                                                                                                                             I.       
В аэропорт за ними приехал  Ошор-Лама. Это был крупный мужчина с узкими щелочками вместо глаз, в большой меховой шапке из серого каракуля и длинном пальто из габардина. Нате он показался похожим  на человека из окружения Сталина. Они ехали долго и молчаливо по темным улицам в старенькой «Волге», и хлопья снега ударялись в лобовое стекло.
-  Я Вас, наверное, напугал своим маскарадом - широко, как ребенок улыбнулся Ошор, указывая на свой головной убор. - Однако, у Вас всегда при себе есть своя естественная «шапка», а я лысый. Поэтому, мне холодно. 
Вокруг было темно, и зажженные фары машины  были единственным источником  спасительного света.
- Наверное, здесь начинается конец света.  - пыталась мысленно шутить Ната. -  Мамочка моя дорогая! 

Заметки спустя  пять лет

С тех самых событий много времени утекло, прошло ровно пять лет. Сейчас уже, сидя спокойно в уютной и теплой квартире, попивая зеленый чай с горьковатым вкусом, можно сказать:
-  Да-а-а , это был не конец света, а скорее начало чего-то нового.
И хотя тогда все было незнакомым и в воздухе носилось предчувствие приключений и испытаний, никто из числа небольшой группы украинских «громадян» (как их окрестили жители, с подачи местного Ламы) прибывших в Бурятию, не отказался бы от этого путешествия ни за какие блага на свете. Они сами не знали почему. Но что-то им подсказывало, что это путешествие может быть то, ради чего вообще имело смысл жить на этой планете в этом воплощении. А в сердце остался след, если говорить громкими словами,  кармический,  от этого фантастического путешествия.

                                                                                                                                                                                           II.       
Наконец, машина въехала  на огороженную невысоким деревянным  забором территорию, где в темноте прорисовывались контуры нескольких небольших одноэтажных домиков, стоящих на наклонной части горы. Ошор-Лама остановился перед блестящей металлической юртой. Ната и ребята не успели достать свои вещи из багажника, как дверь юрты открылась, на пороге стояли улыбающийся Багши, и… толстый полосатый кот. Казалось, кот тоже улыбается и очень доволен происходящим.
- А-а-а!  Громадяне! Проходите, проходите!!! Мы Вас уже заждались.
Ната видела, что ее спутники чувствуют себя здесь очень уверенно. Это ей помогало держаться после столь долгого путешествия и шока от необычной обстановки. Ната огляделась по сторонам. О внешней обстановке можно было бы сказать: скромно, уютно, но очень не привычно. У комнаты нет прямых углов.
 В это время, хозяин говорил:
-  Я предпочитаю жить не в самом Улан-Удэ, а на зеленом холме в пяти минутах езды от города.  Мы находимся в юрте, которую поставили с ребятами сами по типу монгольской. Жить в круглом жилище экологичней и приятней. В обыкновенной квартире дурная энергия и обыкновенная пыль скапливаются в углах и потом еще долго дают о себе знать. А в конусе, - объяснял Лама, - великолепная вентиляция, поэтому "бытовой" мусор и тот невидимый хлам, который остается от наших ссор и склок, улетучивается практически мгновенно.
Посреди юрты стояла сложенная из кирпичей печка, несколько кроватей вдоль стен, какой-то сундучок, а на полу лежали протертые до дыр бархатные коврики.
Ужинали долго, обсуждали перелет, политические новости. Нате  не терпелось узнать, что же на самом деле имел в виду Багши, говоря им перед отъездом по телефону:
- Берите с собой обувь и снаряжение для восхождения в горы.
Посовещались и прислушались к совету. Взяли с собой  кроссовки и спортивные брюки.
Ната обратила внимание на  то, что находилось  на столе из яств, и поняла, что к их приезду специально готовились. В глубоких тарелках для супа лежали большие куски жирной вареной баранины, еще что-то в виде змей весьма неаппетитного цвета  и хлеб. Очень молодой бурят в бордовом монашеском одеянии, поставил перед каждым участником трапезы, как сказали бы в совдеповской столовой, «первое».  Пар, поднимающийся над тарелками,  забивал даже запах дымящихся местных благовоний.  Ната поспешила вытащить из рюкзака остатки домашней еды в целлофановом пакете и с радостью подумала:
- Соблазнов не будет. ВОТ ЭТО я не смогу съесть, ни при каких обстоятельствах. Даже если буду на грани истощения. Зато сброшу несколько килограмм.
Хозяева юрты, заметив замешательство гостей, приговаривали:
- В этом жире на кишках баранов (вот что за «змеи» лежали на столе!) содержатся все витамины, нужные человеческому организму.  Это очень полезно! Кушайте, не стесняйтесь!
Ната постаралась незаметно для всех рассмотреть и понюхать «первое». Пахло непривычно, видимо, все той же бараниной. Надо было что-то предпринимать. Отказываться – неловко, съесть – невозможно.
- Мне много положили. Можно я тебе немножко отложу? - обратилась она к рядом сидящему Ники. 
-  Хорошо… Только немножко -  ответил Ники, даже не посмотрев в ее сторону.
Ната поняла, что пропустила что-то важное, т.к. ее спутники выглядели так,  что уместно было бы для этой сцены сделать музыкальное сопровождение, используя известную в определенных тусовках песенку:
            -  Тихо шифером шурша, крыша едет не спеша…


Заметки спустя  пять лет

Так просто и по-домашнему нас встречал Лама Данзан — один из выдающихся Учителей нашего времени, который взял на себя ответственность говорить о Буддизме и нынешних проблемах современным языком. Обычно к нему обращались «Бакша», «Багши» что значит «Учитель». Он родился в высокогорной части  «Малого Тибета», как называют Саяны, в интеллигентной и духовной семье. Еще при жизни  его признавали перерожденцем  одного выдающегося духовного лица – цанид-хамбо Агвана Доржиева.
Лама Данзан получил очень хорошее образование. Он учился в Ленинградском Университете (восточный факультет), БГПИ (факультет иностранных языков), продолжил обучение в Монгольском государственном Университете и буддийском Университете (МНР). А также в Индии - в Гоман дацане и Институте Диалектики. От Его Святешества Далай-Ламы он получил полное монашеское посвящение гелонга. Что значит: «Круче не бывает!».
 Лама Данзан знал шесть языков: в том числе, тибетский, старомонгольский и санскрит. После обучения, он возвратился в Бурятию и начал поиски Учителей, оставшихся в живых после коммунистического террора.  И такие нашлись! У них он получил объяснение текстов и обрел понимание глубокого смысла Учения.
Именно он, в  90-е годы стоял у истоков возрождения деятельности самого крупного и красивейшего на европейской территории, Питерского дацана. Это стало возможно только после известных политических перемен и, в связи с этим, более демократическим климатом в России. По его инициативе, с привлечением усилий известных лам и специалистов в этой области, была изготовлена и установлена в Санкт-Петербургском дацане пятиметровая статуя Будды. В 1997 году он вернулся в Саяны, так как, его огромным желанием было возродить духовность на своей земле, где во времена коммунистического правления, были уничтожены и осквернены большинство духовных мест и храмов.  Самаев считался сильнейшим астрологом и предсказателем Байкальского региона…

                                                                                                                                                                                         III.       
«Крыша ехала» у всех троих, но когда  Ната  переключила свое внимание от пищи на происходящую беседу, ее голова превратилась в улей, полный обезумевших пчел.
Главная новость, которая так потрясла всех – подъем на Мунку-Сардык! (гора высотой около 4 000 метров). Это не первоапрельская шутка? Но казалось, Учитель говорит серьезно. Уже даже определен день и проведены предварительные переговоры с людьми, которые работают в заповеднике, где на границе с Монголией находится эта гора. Нате эта новость показалась из разряда «полетим-ка на Марс». Она на секундочку вспомнила о том, что ни она, ни ребята не имеют опыта хождения по горам выше тысячи метров. Потом в мыслях появился злополучный свитер, выложенный дома, и она сразу решила, что до  утра даже не будет думать на эту тему. Как говорится:
- Утро вечера мудренее!
Из рюкзака Ната достала свой спальник, выбрала одну из четырех кроватей, которые стояли по кругу, вдоль стен юрты, и нырнула в него, почти, что с головой.

Заметки спустя  пять лет

Через пару дней стало ясно, что жизнь в юрте – это особое состояние счастья, которое ни с чем нельзя сравнить. Поле Бакши плюс повседневные задачи, плюс быт, заполняли Нату с головы до пят, и внутри не оставалось места для тех вопросов, которые дома предварительно записывались в блокнот. В размеренном течении жизни существует своя мудрость. Здесь нет телефонов и телевизоров. Зато много работают и молятся. Страх, неуверенность  дребезг – это из другой жизни.
Счастье быть просто рядом с Учителем. Нужно уметь ценить это время. Как, например,  когда были молоды мама и папа, а ты был счастлив и мал. Просто так. Просто так…

                                                                                                                                                                                         IV.       
Следующий день начался с тумана и нежелания вставать. Но, это был момент. Потом, завтракали, и Лама говорил о разнице между телом и трупом, Святых, которых мумифицируют и йогах, которые в горах сидят в медитации сотнями лет.
- У тибетцев все можно купить за 200 $. А нужно, чтобы тебе объяснили, т.к. в текстах множество кодов и паролей.  Нам, чтобы их понять нужно как минимум 300 перевоплощений. А пароли все время меняются. Поэтому, пользоваться прошлыми техниками – бессмысленно….
- Ну что? Закончили? На сборы 10 минут. Поедем в «город».
Имелось в виду в центр Улан-Удэ. В  Бурятии, не смотря на множество городков и населенных пунктов, город один. И можно не называть какой. И так понятно.
- Нам нужно купить теплые носки и резиновые сапоги для того, чтобы в путешествии сохранить ноги сухими. Кроссовки не годятся. Большую часть пути будем идти по руслу реки. Подъем и спуск займет три дня – уверенно говорил Учитель.
Ната была готова к поездке в город раньше остальных и вышла из юрты осмотреть окрестности. Юрта действительно стояла на зеленом холме, откуда открывался вид на возвышенности и долины, частично заросшие хвойными деревьями. Запах смолы создавал ощущение постоянно дымящихся благовоний.
- Храм просто под небом, - думала Ната. За спиной она почувствовала  чье-то присутствие.  Учитель неслышно подошел к Нате и сказал:
- У нас все действия идут по ходу солнца, потому что правильное движение порождает гармонию. Вот давай сейчас правильно подойдем к обо. Обо - это специально обозначенное камнем место. Мы, буряты, думаем, что каждое место имеет своего хозяина. Тебе это, наверное, трудно понять: какие хозяева, если мы тут сами все хозяева? А мы знаем, что хозяйка этого холма - женщина. И мы обращаемся к ней с уважением, просим о помощи: "Дорогая, помоги!". Если у тебя нет слов, то в знак уважения ты можешь оставить конфеты или мелкие деньги. Это такой своеобразный бартер с природой. Еще у нас здесь есть такое понятие "хии морин", по-бурятски ветер и конь, а по сути, - биоэнергия сознания. Иногда твой конь и ветер смотрят вниз, и чтобы это изменить мы пишем имена на тряпочках и вешаем их на деревьях. Но здесь, мы для этого приспособили постоянную конструкцию, чтобы не портить деревья.
Они подошли к камню, на котором стояло деревянное нечто, круглой формы и сверху лежали деньги и конфеты. Ната достала из кармана украинскую денежку и уважительно, сложив руки по-восточному обычаю, положила ее на обо. В это время подошли Иван, и сказал, что ребята уже ждут в машине.
- Все. Сначала едем в магазин, а потом на рынок!
Носки нашли достаточно быстро. Их продавали тетушки прямо на улице. А за сапогами пришлось ехать на специальный рынок. На автомобильном  рынке, как оказалось, можно было купить не только детали для машины. Продавцы прямо на земле аккуратненько разложили всякую металлическую всячину, среди которой редко, но кое-что попадалось нужное.
- Никогда бы не подумал, что простые сапоги из «калошной» резины могут быть столь желанны – бубнил себе под нос Эд.
Ната молча кивала. Она была полностью поглощена своими мыслями, и  шла в кроссовках прямо по попадающимся лужам. Она страдала от несправедливости: в этой стране совсем не думают о женщинах! Где сапоги с 35 по 39 размер?
В конце концов, после долгих поисков, обменов, объединив усилия, всем пятерым купили плюс минус по два одинаковых сапога.
Ната получила свои сапоги самого маленького 42 размера. Даже то, что они были выше колен и терялись при ходьбе – не имело большого значения. В этот момент она была им рада. Итальянская модельная обувь на шпильках могла отдыхать!!!

                                                                                                                                                                                           V.       
На обед Эд и Иван зажарили отменную печенку, вымоченную в молоке еще с ночи.  Стол накрыли быстро, дружно и по-европейски. Вернее, так, как они привыкли дома: простенький салат из капусты, бутерброды с зеленью и приправы.  Выглядело аппетитно и привлекательно. Очень хотелось сделать хозяевам приятный сюрприз.
-  Вкусно, но это скорее, экзотика. Этим не наешься  - говорил  Багши о печенке – Когда за окном минус 35 нужно кушать не много, но калорийно. А если разнообразия всякие и излишества – глядишь и до туалета не успеешь  добежать.
Лама изобразил уморительно бегущего человека со специфическим лицом,  выражающим терпение. Ната вспомнила прогулки к деревянному домику и обратно, лежащие в рюкзаке невостребованными гигиенические салфетки «Puppiluxы» и весело рассмеялась. Дело в том, что деревянные туалеты в этих местах располагаются на значительном расстоянии от жилого помещения. Из гигиенических соображений, да и благо, территория позволяет. Так что прогулка «за угол», как принято у нас говорить, займет какие-нибудь 15-20 минут. Поэтому, хозяева были не большими любителями новшеств в еде. Фасоль тоже не пришлась им по вкусу. Ната по просьбе Багши приготовила тушеную фасоль, которую местные хувараки (монахи) и ламы так и не смогли принять в свой рацион.

                                                                                                                                                                                         VI.       
На следующее утро  участники группы восхождения собирали вещи и продукты, необходимые для путешествия. По заранее разработанному маршруту из города должны были выехать две машины: Ники, Эд и Ната поедут с Ошор Ламой, Иван и Володя - с Багши.
 Дорога вилась вдоль Байкала, а по другой стороне трассы возвышались заснеженные горы, заросшие соснами. Солнце ослепительно отражалось в ледяном зеркале озера. Машины ехали на небольшом расстоянии друг от друга по безлюдной узкой трассе.
Ната сидела рядом с водителем и при виде всех признаков зимы за окном, помня что, на календаре май,  не могла скрыть своей тревоги:
-  А почему лежит снег?
-  Так, однако, в горах снег лежит долго, кое-где он не сходит даже летом.
-  А на Байкале везде лед? Нельзя ли будет искупаться?
Она вспомнила, что в ее рюкзаке лежит купальник. Выкупаться в Байкале была одна из «мечт» всей ее предыдущей жизни.
- Лед сходит обычно в июне, однако, не раньше, - спокойно отвечал водитель.
-   А Мунку-Сардык по высоте такая же? – Ната показала со страхом на одну из гор за окном.
-   Не-е-ет! Это маленькая гора.  Мунку-Сардык очень большая гора и на вершине много снега.
- Как же мы будем там ночевать? Две ночи!
- Не знаю. Я сам никогда не ночевал так высоко в горах. Хотя вырос в маленькой деревне и в «природе» провел все свое детство. С пяти лет мы с братом пасли стадо –200 голов. Родители заняты своими делами, мы - своими. Кушать захотели – попили молоко барашка, как ягнята, прямо из сиськи. Так и сыты были.
Разговаривая, они приближались к месту своего ночлега – буддийскому монастырю в Аршане. 

Заметки спустя  пять лет

Тункинский район Бурятии, по которому ехали путешественники, известен всем, прежде всего, из-за курорта Аршан. А  также, как единственный район, где от границы и до границы находится  территория национального парка. Интересно то, что на территории Тункинского района уживаются три религии: буддизм, шаманизм и дошаманская вера – вера предков, хадаши. Хадаши пришли сюда с Чингисханом и их традиции и обряды до сих пор сохранились в предгорьях Восточных Саян.
                                                                                                                                                                                       VII.       
Ошор-Лама продолжал свой рассказ:
- Местные жители рассказывают такую историю. У Байкала была дочь – красавица – Ангара. А у Мунку-Сардык – сын – Иртык. Решили родители поженить детей. Заслал  Мунку-Сардык сваху - реку Ильча. А невеста своенравной оказалась, да и влюблена была давно в Енисея. Ну и сбежала к жениху. Как узнал об этом Байкал, отец невесты, так разгневался, что вслед беглянке изо всех сил камень бросил. Так по сей день и лежит в Ангаре.
Ребята спали на заднем сидении, вторая машина, ехавшая впереди, исчезла из поля зрения.   По словам водителя, оставался небольшой отрезок пути – около 30 км. Смеркалось. Дорога была пустой и безлюдной. Жилые места встречались редко. Но расслабляться было нельзя, т.к. время от времени в лучах фар появлялись огромные силуэты прямо перед машиной. Это были коровы, которые стояли поперек дороги и на сигналы и шумы не реагировали. Почему они оставались поздним вечером на проезжей части – осталось загадкой для Наты до сих пор. Явно не потому, что надеялись там поужинать. Еды там не было точно. Но  они гуляли, вернее, стояли  «сами по себе». Как у Киплинга. Только у него были кошки, а в Бурятии – коровы.
Водитель продолжал говорить:
- Несмотря, на своеобразную «законсервированность» традиционной буддийской школы, в силу исторических катаклизмов, в районе сильно влияние шаманизма. Люди обращаются и к ламам, и к шаманам. Одно другому не противоречит, и даже старая религия – хадаши, суть которой - поклонение духам, не вносит раздора, поскольку все три веры в своей основе имеют один центральный принцип: человек и природа - единое целое, нет отдельно ничего, невозможно одно без другого, и человек – он, скажем, мизинец на теле природы. Если ты негативно относишься к чему-либо или кому-либо вокруг себя, ты негативно относишься к себе, нарушая баланс элементов, из которых состоишь сам и все вокруг.
       
- Хорошо было бы  добраться до полной темноты.   Если все хорошо пойдет, минут через 30 будем на месте, - тихо, чтобы не разбудить ребят на заднем сидении, говорил Ошор Лама. – Видишь, с правой стороны хутор  на пригорке?
Ната не сразу повернулась в ту сторону, куда показал Лама. Ее насторожило слово «если».
-  Раньше там жила шаманка. Сильная была, лечила многих, но людям доставляла постоянные хлопоты. Не любили ее, боялись. Мучалась долго, никак не могла умереть. Передать науку было некому. Никто не хотел.
-  А дальше?
-  После ее смерти начались твориться чудеса на дороге. На этом  перевале поселился ее дух. Такой же своенравный. Постоянные аварии, поломки. Сколько смертей… В общем, дело дошло до того, что пригласили очень уважаемого Ламу, чтобы он поговорил с ней, и рассказал, что будет с ее перерождениями, если она будет продолжать вести себя также.
-  И что?
-  Он ей объяснил, что если она не образумится, он знает что именно сделать, как свои мантры почитать, короче фигли-мигли всякие, чтобы духу ее здесь не было.
-  А она?
-  Приутихла немного. Однако, не очень. Водители стараются здесь по потемкам не ездить.  Знают это место.
Хотя он говорил тихо, Ната обратила внимание - за ее спиной воцарилась слишком «громкая» тишина. Она была уверена, Ники и Эд ловят каждое слово.  И в этот момент… машина остановилась, погас свет фар. Минуты длились вечно. Машина с трудом завелась, но пропало освещение.  Машина двигалась в темноте, как бы на ощупь и на цыпочках.
Стало очевидным, что нужно что-то предпринять. Мало того, что спутники не видели в каком направлении двигаться, встречные машины, которых было крайне мало (однако попадались) могли на них наехать на полной скорости. Машина превращалась в невидимку уже на расстоянии полуметра.
-          Сел аккумулятор – пробурчал водитель.
Ошор остановил машину. Все вышли на дорогу. Ната закурила и побрела по дороге, в то время, как мужчины склонились над открытым капотом. Через 10 минут ее догнал Ники.
-  Починили.  - сказал  он. – знаешь, давай не будем говорить о таких вещах ночью, на пустынной дороге. Представляешь, если бы мы не починились – заночевали бы тут. «Мобильные» в этих местах не работают – «Вне досягаемости», машины почти не ездят, в общем, помощи ждать неоткуда.
-   Так это все он. Мне просто интересно. Но я могу и молчать.
-  Ладно, не оправдывайся, поехали. Хочется есть. Мы уже часов восемь, если не все десять, в пути. Не знаешь, который час?  И спать хочется все-таки в постели,  а не тут.


Заметки спустя  пять лет

Ошор Лама настоятель одного из местных монастырей, считал себя учеником Ламы Данзана (Багши).   Ната вспомнила их разговор о местном населении. Самый наглядный пример гармоничности верующих – это их доброжелательность и чистота природных ландшафтов. Она вспомнила, что когда они ехали по дороге долины, им часто приходилось маневрировать меж гуляющих коров и того, что они щедро оставляют на дорогах. Но если по пути встретишь бытовой мусор, значит совсем недавно прошли туристы.
  
IX
В это время «Волга» их догнала, и они присоединились к Ошору и Эду.
-          Зря вспомнили старушку. Со мной случай здесь был…
Продолжил водитель, нажимая на педаль.
-  Какой? – Ната спросила из вежливости. Она помнила, что обещала Ники, но не знала, как правильно закончить разговор. Пока ее мысли судорожно искали повод, Ошор рассказывал дальше.
-  Дала мне о себе знать. Еду  себе пару лет назад. Такое же время было. Все было спокойно, и враз оказался без четырех колес. Такого не бывает. Это противоречит законам логики. И, тем не менее, - сразу оказались пробиты все четыре колеса. Знает она, что я - Лама. Хотела мне досадить.
-  Выдумки это все, но очень интересно, - думала про себя Ната. – Бедную тетку оговорили, как это бывает в деревне, и теперь сказки рассказывают. 
Вслух же постаралась очень быстро ответить, чтобы изменить тему. Получилось  нечто невнятное. В виде оправдания. Но перед кем? Точно не перед Ники.
-          Но мы же не говорим о ней ничего плохого. Замечательная
 была старушка…
Но… поздно. Оправдания Наты были… какая разница, какие они были, если она говорила не то, что думала. Ей было не по себе. Это была попытка обмануть себя или пустоту. Может быть всех сразу. И главным образом, как она чувствовала, пустоту, в которой не было пусто. Но с какой целью, если пару минут назад она говорила себе, что это все легенды и выдумки?!

X
Ее крик  длился вечность.
Этот человек возник во тьме в тот момент, когда был уже прямо  в полуметре от капота. Дальше все было, как в кино. Он влетел на переднюю часть машины, перевернулся на стекле и машина отбросила его далеко в кювет. Слава Богу, не под колеса!
Ната продолжала кричать. Ошор ругался. Все выскочили из машины, добежали до половины пути, отделявшего пострадавшего незнакомца от  машины и вернулись назад. Воцарилась тишина, которую невозможно было переждать. Несколько секунд никто не мог пошевелиться и подойти к человеку, лежавшему без движения. У всех хватало решимости только спрашивать друг у друга:
-          Он дышит?
Из темноты так же внезапно появился другой человек, который сильно покачиваясь, направился к машине и неистовым голосом кричал:
-          Убили!!! Друга убили!
Каким образом эти пьяные мужчины, оказались так далеко от своего дома, что они не поделили между собой и почему подрались? Почему один из них оказался брошенным прямо на лобовое стекло единственной машины, проехавшей по этой трассе за последние 40 минут? И почему эта машина была нашей?
К счастью, мужчина, попавший в аварию, выжил. Ни он, ни его друг не могли ответить ни на один из вопросов милиции:
-          Как?
-          Когда?
-          И почему?
Видимо, ответ знает только… дух шаманки.
- Ошор – Лама хорошо знает, что вечером в таком месте, где всегда присутствует противостояние между Шаманами и Ламами – даже думать нельзя на такие темы. Не говоря о том, чтобы говорить. Это был риск с его стороны. – комментировал происшествие вечером Багши.
-  Мы тоже виноваты. Я его расспрашивала, не остановила вовремя, - пыталась оправдать Ошора Ната.
-  Это его карма. Точка. – неожиданно строго отреагировал Багши, давая Нате понять, что эта тема закрыта.


Заметки спустя  пять лет

Ната часто вспоминала этот диалог по возвращению домой. Она для себя сделала два важных открытия. Во-первых, все то, о чем она читала у Кастанеды и других авторов – не мистическая фантастика, а самая настоящая правда. Во-вторых, у Лам тоже свой кармический путь, они тоже ошибаются.

XI
Ночь в дацане прошла спокойно. Два последующих дня  продолжались сборы. Нужно было подготовить еду, снаряжение и дождаться дня, благоприятного для восхождения. Он был определен Багшой заранее с помощью только одному ему известных методов.
Ната все это время пребывала в состоянии – здесь и сейчас. Она не позволяла себе думать о восхождении, иначе ей становилось страшно и хотелось придумать причину, чтобы остаться. Ната знала, что в группе, состоящей из 15 путешественников, кроме нее,  остальные будут мужчины. Поэтому не было бы ничего позорного, если бы она отказалась. Но представительница слабого пола чувствовала  внутри себя огромное желание быть причастной к происходящим событиям.
Рано утром, загрузив снаряжение,  уже теперь тремя машинами они отправились дальше. Дорога для машин была трудной и  вилась все выше вдоль горных рек и лесов среди бескрайних просторов бесконечно красивой Бурятии. По пути к ним присоединилась еще одна машина с желающими совершить восхождение, которое было организовано Ламами.
К 12 часам путешественники подъехали к более или менее цивилизованной стоянке для машин. Местные сказали, дальше машины пройти не смогут. Нужно идти пешком. По их разговорам, удалось понять, что здесь находится Российско-Монгольская граница. С погранцами разговаривали Ламы, с целью убедить их, что «громадяне», прибывшие из дружественной страны, не собираются совершить  бегство в Монголию и получить там политическое убежище. 
Светило солнце и прогретый воздух заставил Нату подумать о  том, что все не так страшно. Вид на горы в снежных шапках был потрясающим. Путники подошли к устью реки, закованной в ледяной панцирь. В некоторых участках солнцу удалось растопить верхние слои белого монолита, и вода с шумом прорывалась наружу, огибая огромные камни и унося вниз по руслу сверкающие брызги.
Ната поняла, зачем нужны были резиновые сапоги. Она старалась идти по камням или по льду, который был белого цвета. Однако, время от времени ноги соскальзывали в воду.  Кроме того, рюкзак становился с каждым шагом тяжелее и тяжелее. Наши проводники, лесники из местных заповедников и просто любители восхождений, уверенно шагали впереди. Дорога становилась все круче.

ХII
Подъем занял около четырех часов, пока они добрались до площадки, расположенной выше русла реки в тени густых сосен. Ната доползла последней. Группа уже сидела за импровизированным столом. На костре шумел чайник. Нате казалось, что все на нее смотрят с укором.  Она чувствовала себя ужасно. Это было не столько усталость, сколько огорчение по-поводу своей беспомощности.
Кружка горячего чая вернула ее к жизни. И тогда она посмотрела по сторонам. Время остановилось. Возвышенность была, как будто специально придумана для стоянки небольшой группы. С трех сторон место было окружено горами, а под самой площадкой подо льдом шумела река. Камерность и отсутствие ветра создавали ощущение защищенности и уюта. Ей казалось, что она жила здесь всегда.
После легкого обеда разбили  лагерь из пяти палаток.
Ната была ответственна за подготовку еды для каждого участника восхождения на следующий день. Еды должно было быть не много, но ровно столько, чтобы человек мог быть сыт в течение целого дня. Это был долгий и кропотливый процесс: подготовить пакеты, в которые нужно было поделить поровну и сложить сухофрукты, бутерброды, шоколад и воду. Потом оказалось, что все это было напрасно. При восхождении можно было только пить. А хитом оказалось яблоко, которое Ната по случайности захватила еще из Украины. Его в тяжелую минуту, участники восхождения поделили на маленькие кусочки и съели, вернее, рассосали, издавая при этом возгласы, похожие на звуки любви.
Багши сидел над обрывом, пил из металлической кружки чай и рассматривал какие-то предметы, которые доставал из своего рюкзака.
- Представьте себе, что когда-то во времена Будды Кашьяпы мы с Вами так уже встречались…
Ребята радостно засмеялись. Этот слегка смешливый стиль говорить очень серьезные вещи, они знали и очень любили.  Так обычно начинались беседы, которые могли длиться вечность, беседы обо всем.
Ната оставила свое занятие и села рядом.
- Здесь собрано все то, что я собирал долгие годы и ради чего я затеял это мероприятие. Тут  находятся мощи буддийских святых и личные вещи Агвана Доржиева, чудом, уцелевшие стараниями лам,- говорил он.
- Нужно сделать подношение местным духам, чтобы они на нас не обижались за беспокойство.
Этот старинный обычай восходит к временам шаманизма. Буряты не говорят "делать подношения", они говорят "брызгать". Брызгают обычно молоком, чаем или водкой, и просят помощи и защиты у местных духов. Затем, Лама начал молиться. Зазвенел колокольчик, призывающий Будд и Бодхисаттв, зазвучала ритмичная буддийская молитва. Ната почувствовала, как мощная голосовая вибрация проникала глубоко внутрь, и снова возникло ощущение, что время остановилось, что все слилось в одной точке. Ритмичное баритональное декларирование тибетских текстов, позванивание колокольчика, и шум реки посреди тайги, создавало очень гармоничную обстановку.
- Это  мой дом. Я когда-то здесь уже была, - успела перед сном подумать уставшая путешественница, зарываясь в спальник. Рядом посапывали Эд, Иван и Ники. Видимо, они уже видели сны о завтрашнем восхождении.

XIII
Ночь прошла мгновенно. Долгожданный день начался в четыре утра со слов: «Громадяне, пора вставать!». Видимо, духи были к нам благосклонны, так как утро было нежным и теплым.
- Ты останешься в лагере и будешь нас ожидать с обедом и … компотом. Много должно быть компота, - говорил Нате Учитель. Ната поймала себя на мысли, что не боится, хотя понимала, что остается абсолютно одна в лесу. На десятки, а может быть сотни километров здесь нет живой, тем более знакомой, человеческой души.,
- А зверюшки тут водятся? – согласно своим старым законам восприятия мира спрашивала Ната.
-  Да, конечно. И дикие кошки и медведи, - говорил Учитель.
-  Но мой тебе совет, подружись с местными  духами, и все будет хорошо. Я думаю, ты найдешь способ.
Ната не спрашивала «Как подружиться?». Она поймала себя на том, что в голове абсолютная прозрачность, мысли приходят только по мере необходимости. И она сразу знала, как ей нужно «подружиться с духами». Как будто она это делала в своей прошлой жизни каждый день.
            Так как вещи были собраны с вечера, группа путешественников собралась быстро. Ната села на большом камне над шумящей рекой с кружкой горячего чая, и наблюдала, как ее друзья друг за дружкой двинулись вдоль по руслу реки, исчезая за краем огромной скалы. Отсюда открывался прекрасный вид на русло реки, которое вилось среди горных вершин.
            Последней за поворотом исчезла рыжая собачонка, размером с небольшого волка, которая вчера под вечер пришла в лагерь. Она вела себя, как очень знающая и профессиональная участница восхождения: с вечера и утром много не пила  и не ела, рано легла спать и ждала под обрывом минут за 10 до того, как группа была готова выступить в путь. Вечером у костра Ната слышала от местных историю об одном альпинисте, который очень любил ходить на Мунку-Сардык. Пару лет назад он разбился, а еще через какое-то время появилась эта псина, которая взбирается на гору несколько раз в сезон, знает все тропы и тайные места здешних альпинистов и вообще ведет себя грамотнее, чем многие профессионалы. Поговаривают, что это переродился тот самый альпинист. Если бы Ната не видела собственными глазами – не поверила бы. Собака проскальзывала там, где группа могла пройти только в «кошках» и в связке. Пока все карячились и считали сантиметры до вершины – собака уже была на месте. Как она туда забиралась, никто не видел и потому не знал. Считали ее просто «своей» и уважали. А жила она у погранцов на Российско-Монгольской границе.

Заметки спустя  пять лет

Ната хранила фотографию этой собаки. Это обыкновенный «дворянский» песик. Как-то прочитала про китайца, который повторял по любому поводу: «Все происходит». Я с ним совершенно согласна.

XIV
Сначала Ната по-привычке решила поспать.
-  Еще очень рано. Мне некуда торопиться. Могу поспать.
Но эта мысль была привычной и совершенно была здесь не уместной. Нужно подружиться с духами! Вот это было важно. Ната приготовилась к долгой уборке территории. Она собирала мусор и сжигала его на костре. Затем, стащила сухие ветки поближе к импровизированной кухни. При этом, она читала мантры, которые ей казались уместными. Когда запланированные по уборке мероприятия были завершены, Ната сделала подношения местным хозяевам, и ей показалось, что пространство вокруг нее стало чище, более солнечным.
            Тем временем, день набирал силу. Неожиданно, прихрамывая, вернулся Ошор Лама. На одном из поворотов реки, он поскользнулся на камне и вывернул себе сустав в лодыжке. Пришлось вернуться. Но Нате показалось, что Лама не огорчен. Он говорил о том, какие дальше начинаются трудности, связанные с восхождением и Нате становилось все страшнее за друзей и Учителя.
            Они сидели у костра. Ната чистила картошку на ужин для всей группы. А Ошор рассказывал о своей семье, о детях, которыми очень гордился, о том, как стал Ламой, и какую  роль сыграл в его жизни Багши.            
            Краски дня меняли свои оттенки. Приближалась пора сумерек. По подсчетам Наты и Ошора, группа должна была вернуться к пяти, шести часам вечера. Но уже было семь и восемь, а никто не возвращался. Часам к десяти вернулись проводники и лесники. А наших все не было. Ната не сводила глаз с русла реки. Она уже приготовила еду и два ведра компота. Вернувшиеся, были не в состоянии есть. Неизвестно откуда появилась собачка, которая глазами попросила у Наты попить и свалилась спать у костра.
Становилось все темней. Казалось, что через несколько минут полностью будет «выключен» свет. Ната стояла на краю обрыва, и не переставала повторять от начала до конца и от конца до начала, а потом наоборот, все молитвы и мантры, какие она только помнила. И вдруг под обрывом, как раз под тем выступом, на котором стояла Ната, послышались мужские голоса. Это был спокойный разговор:
- Еще посидим пять минут и в путь.
- А далеко еще?
- Нет, совсем близко.
Ната узнала в говорящих Ивана и Учителя и бросилась вниз. Четверка сидела на прибрежных камнях и когда Ната спустилась вниз, ребята вскочили к ней навстречу.
            - Слава Богу! Вы вернулись. Идемте наверх, ужин ждет Вас.
Эд, Иван и Ники начали наперебой рассказывать какие они видели красоты на монгольской территории, как было тяжело, приправляя свои слова смачными выражениями, чего обычно никто из них не делал. Учитель молчал и улыбался. По нему было видно, как он устал, и удовлетворен. Кушать никто не мог. Но пили много, и компота оказалось мало. Накипятили еще ведро воды и заварили травяной чай. 
Из рассказов Ната поняла, что восхождение заняло намного больше времени, чем предполагали. Шли в связках по четыре человека и плюс проводник. На вершине был страшный ветер, и все жались друг к другу на маленькой площадке. Учитель совершил церемонию подношения, и установили специально принесенную конструкцию с буддийскими мантрами. Начался спуск, который оказался длиннее и опаснее подъема. Поэтому подъем и спуск заняли не двенадцать часов, как рассчитывали, а восемнадцать.
Часам к двум ночи постепенно начали располагаться на ночлег. В палатке раздавались громкие стоны скалолазов. У Ивана была высокая температура. Ната не успевала бегать за питьем для ребят и сушила их вещи у костра. Завтра до двенадцати мы должны спуститься. На этом настаивал Багши. 
Ната спала коротко и без сновидений.


XV
Утро было мягким. Солнце пряталось за тучами, но было безветренно и тепло. Вчерашний не съеденный ужин, вкусно пах, подогреваемый на костре. Участники вчерашнего восхождения проснулись голодными и собрались у костра на завтрак. Ната положила песику еду. Она  тоже пришла к костру и всем своим собачьим языком говорила о своем желании покушать.
У костра разговор шел о природе и человеке. Учитель говорил о необходимости нести ответственность за свои действия. 
- В большинстве случаев, человек считает, что он проживет лет шестьдесят, ну в лучшем случае сто, и у него нет никакой перспективы. Вся экологическая трагедия человечества заложена  именно в таком подходе. Раз  человек живет только раз, значит надо жить top level, чтобы у него и его близких было все.  А как потом – это не его дело. Пусть разбираются потомки. Если бы человек осознавал, что впереди бесконечное число перерождений, он понимал бы на уровне инстинкта, что надо быть добрее к тому, кто рядом с тобой. Потому, что мы коллеги по беде. Ведь я умру и могу превратиться в того самого червячка, которого сам только что задавил. Или я вдруг рождаюсь крокодилом. А меня какой-нибудь американец убивает из автоматического ружья. А потом делает из моей шкурки башмаки и со вкусом съедает. Не потому, что голоден. А так, ради интереса. Если тебе нечего есть - тогда другое дело. Но не нужно применять насилие сверх необходимости. Воспитание в человеке ответственности за окружающий мир должно помогать человеку становится разумным, сострадательным.
- Багши, мне снилось ночью, что я остался на вершине. А больше ничего не осталось в памяти. Интересно, почему так трудно запомнить все, что с тобой происходит во сне? – перешел на другую тему Эд.
- Существует связь между сновидением и обычным и тонким уровнями  нашего тела. Но, также считается, что существует так называемое состояние сновидения. Создается в нем специальное тело – тело сна (видимая физическая форма, которая нарабатывается во время сна). Формируется оно из сознания и из жизненной энергии, которая содержится в теле. Тело сна имеет способность отделения от физического тела и перемещения.
Одним из способов развития тела сна является распознание сна как сна, как только он появляется. Следующий шаг – понимание, что содержание сна можно изменить, и попытаться сделать усилие, чтобы им управлять. Постепенно набирается опыт, развивается способность контролировать содержание сна в соответствие с желанием.  Потом можно отделяться – тело сна от физического. В обычном сне сны «разыгрываются» внутри тела. Но в результате работы над собой, тело сна может податься в другие места. Это возможно только благодаря воле и устремленности. А нам сейчас нужно срочно податься к машинам. В путь!
Палатки и вещи были собраны в течение получаса. Ната запаковала свой рюкзак. Он был значительно легче, чем два дня назад. Помня свои особые отношения, которые сложились с местными «хозяевами», Ната собрала мусор  и сожгла. А что не смогла сжечь – запаковала в большой целлофановый пакет.  Место стоянки должно было превратиться снова в одно из глухих мест на территории российско-монгольской границы.
Путники двинулись обратно. За солнечный вчерашний день лед на реке подтаял и проваливался под тяжестью путешественников. Поэтому приходилось идти осторожно и выбирать соответствующие места для пути. Багши отдал свой посох Нате и научил ее выбирать безопасную дорогу. Впереди бежал пес и оборачивался на Нату, будто говорил: «Поторопись, я тебя жду».
Когда до  стоянки машин оставалось минут десять, поднялся холодный ветер, который принес сначала дождь, а потом мокрый снег. Участники группы  были легко одеты, но не могли остановиться и достать те вещи, которые могли бы защитить их от неприятного ветра со снегом. Просто не было сухого места, где можно было бы спрятаться и открыть рюкзаки.
Теперь Ната поняла, почему Багши торопил группу собираться в обратный путь. Усталость после вчерашнего восхождения и мягкое утро располагали к тому, чтобы остаться здесь на день, два. Но Учитель задолго знал те заветные три дня, когда восхождение было возможным. 
До пограничных домиков добежали абсолютно мокрыми и замерзшими. Под навесом быстро переоделись в сухую одежду и залезли в машину. Время остановилось. Воцарилось молчание. Нате казалось, что силы ее покинули, она не чувствовала собственного тела. В этот момент к задней дверце подошел Багши и через приоткрытое окно передал бутылку с белой жидкостью
- Выпейте, это Вам поможет восстановить силы. Это Арс – молочная водка. Буряты всегда обожествляли природу и всегда использовали такие хитрые технологии, которые сейчас бы назвали "безотходными". Парное молоко сначала пили, потом оставляли в теплом месте, получалась простокваша или кефир. Потом подогревали и получали творог, который высушивали, и он становился продуктом длительного пользования. Этот продукт помогал воинам Чингисхана преодолевать огромные расстояния, не требуя дополнительной еды. У них в сумках всегда был сухой творог, и они могли его 2-3 года таскать с собой. А то, что осталось после кипячения кефира и образования творога, этот кислый продукт снова кипятили и получали водку. И еще раз ее на огонь, чтобы получить спирт. А если еще раз - получаем яд, то есть используется абсолютно все, ничего не выбрасывается, и это я называю экологической мудростью народа. Ну а в буддизме вы сами без труда можете обнаружить принцип экологического подхода, или как это сейчас называют - устойчивое развитие, например, в теории перерождения.
Ната разлила водку по металлическим кружкам. Ребята вяло улыбнулись друг другу. Казалось, сил нет даже для того, чтобы чокнуться. Вкус был не знакомый, но интересный. Нате показалось, что мысли остановились, вдоль позвоночника натянулась горячая нить. Она не помнила, как они возвращались, что в это время делали ее спутники, о чем говорили. Перед ее глазами разворачивались горы Маленького Тибета. Ей казалось, что она с легкостью перепрыгивает с одной вершины на другую по ходу движения машины. Потом все исчезло, и она провалилась в глубокий сон...